Архив рубрики «Кинообзоры»

Промежуточный вариант

Пожалуй, дебютная лента каскадера Лин Одинга «Брейвен» лишь подтверждает ощущение: если вы видите, что исполнитель главной роли является еще и продюсером фильма, то снят этот фильм во многом лишь для того, чтобы удовлетворить какие-то амбиции актера (в данном случае – Джейсона Момоа). Вот только именно в данном конкретном случае и возникает вопрос – какие амбиции намеревался воплотить актер? Ему не достает славы Аквамена или же Хала Дрого?
Джо Брейвен (Джейсон Момоа) – примерный семьянин: в маленьком домишке где-то в лесистой американской провинции его ждут верная жена и очаровательная дочурка. Есть еще и отец по имени Линден, но он его ждет не всегда – его все больше одолевают симптомы болезни Альцгеймера. В остающееся от семейной жизни свободное время Брейвен промышляет вырубкой окружающего городок леса – он его рубит, а его напарник транспортирует его в соответствующие места. Но как оказывается, напарник по имени Вестон (Брендан Флетчер) возит не только кругляк на попил, но и порошок на понюх (ну или какую-то другую дурь, употребляемую другим способом). Именно из-за его оплошности и разгорается весь сыр-бор: как-то ночью Вестон попадает на своем лесовозе в аварию и решает перепрятать гигантскую сумку с наркотой в лесной хижине своего начальника. И надо же такому случится, но именно в этой глухомани одновременно оказывается банда хозяина наркотиков и Брейвен, который решил подлечить отца в лесной глуши.
Есть две противоречащие друг другу точки зрения на то, зачем вообще снимается кино; приспешники одной считают, что любой фильм должен нести какую-то мораль и стремится к максимальному правдоподобию; защитники второй уверены, что кино – изначально иллюзия и сознательный обман, а значит и о правдоподобии говорить даже не стоит начинать, и главным достоинством фильма является его «кинематографичность». Так вот, в случае с «Брейвеном» не работает ни первая, ни вторая теории: мораль ленты (верховенство семейных ценностей) и так очевидна и доносить ее в очередной раз не представляется необходимым, да и с кинематографичностью у Лина Одинга как-то не сложилось – главным содержанием фильма могла бы стать как-то неожиданно показанная расправа Брейвена со злодеями, но тут Одингу не достало мастерства 9или же желания). Так что «Брейвен» так и застрял где-то по середине между семейным кино и кровавым фильмом о возмездии, не выделяясь ничем, кроме особы исполнителя главной роли.


Рецензия на фильм Брейвен

Когда не тянет даже харизма

Трейлер «Уменьшения» подобен конфетно-букетному периоду, который скрывает от зрителя (влюбленного) всю полноту картины. Хитрые монтажеры, словно ушлые сотрудники брачного агентства, приложили максимум усилий, дабы выдать киноману фильм-блондинку с иллюзией интриги. Но как только начинаются серые будни совместной жизни – сеанс просмотра полного метра – на поверку оказывается, что в блондинистой голове одиноко гуляет эхо, да и вообще, она косолапит! (с)

По сюжету, в недалеком будущем норвежские ученые изобрели способ безвозвратного уменьшения живого организма до каких-то сотых процентов от естественной массы тела. Эта находка моментально была взята на вооружение в борьбе с перенаселением планеты, и стала проповедоваться, как единственное спасение многострадальной матушки-Земли. Герой Мэтта Дэймона, не слишком удачливый врач-ортопед, после долгих колебаний вместе со своей супругой решается на уменьшение и внезапно получает шанс переосмыслить всю свою жизнь. 

Над сценарием «Уменьшения» работала та же команда, что и над «Шмидтом» с Джеком Николсоном. Но в отличие от легендарной ленты об одинокой старости при живых родственниках, отчетный фильм очень схож с творчеством начинающего писателя. У него хватило идей описать вселенную, но не хватило фантазии продумать в ней историю главных персонажей. 

В результате, двое маститых актеров более двух часов бесполезно слоняются из сцены в сцену, изо всех сил пытаясь развить хоть какой-то сюжет. Автор набросал в сценарий осколки жанров, тщетно надеясь из букв «О», «Ж», «А» и «П» сложить слово «вечность», напрочь забыв о каком-либо моральном посыле. Утомляющая социальная драма усилиями Кристофера Вальца делает твист в легкую комедию, несколько оживляя зрителей в зале. А ближе к финальным титрам, когда, казалось бы, ничего не предвещало такой масштабной беды, отчетливо становится слышен запах «Меланхолии», заставляя во тьме кинозала удивленно хмыкнуть одного Ларса фон Триера. 

«Уменьшение» не шлет никаких инсайтов. Не ставит вопросов и не дает никаких ответов. Все, благодаря чему, ленте худо-бедно удается привлекать и располагать к себе зрителя, это великолепная игра «несносного босса» Кристофера Вальца наряду с искрящейся дерзостью героини Хонг Чау. И отдельно стоит пожать растущие из верного места руки и правильно набитый глаз оператора за божественно показанную красоту норвежских фьордов. 
Мэтт же Дэймон выглядит чемоданом без ручки. Годовалым лоботрясом, что сидит на шее у родителей и даже не думает браться за ум и включаться в процессы. 

Слабо. Очень слабо.
5 из 10


Рецензия на фильм Уменьшение

‘Уменьшение’: когда одно слово укорачивает весь смысл

Режиссер и сценарист Александр Пэйн, причем как сценарист он преуспел гораздо больше — за «Потомков» и «На обочине» у него есть по «Оскару», снял фантастику, комедию и драму в одном флаконе. Когда герой Мэта Деймона в надежде на счастливое и богатое будущее отправляется на процедуру уменьшения своего тела и таки становится лилипутом — это фантастика. Когда его жена, которая должна была стать крошкой вместе с ним, в последний момент вдруг отказывается — это драма. А он при этом уже мальчик-с-пальчик — тут начинается комедия…

МИЛЛИОНЫ В БОЛЬШОМ МИРЕ В МАЛЕНЬКОМ СТАНУТ МИЛЛИАРДАМИ

И все же, в целом, «Уменьшение» (еще одно название «Короче») могло стать качественной социальной фантастикой со вкусом драмы и иронии, которая затрагивает темы, интересные, важные и нужные жителям всей планеты. Не зря же фильм был номинирован на главную награду Венецианского кинофестиваля. Если бы не одно большущее «но». Собственно, награду в Италии он не получил. И, кажется, догадываюсь, что поперек горла жюри фестиваля как раз и стало это «но». Плоский американский юмор. Причем в диалоге буквально на минуту, но он настолько заземлил фильм, что после него воспринимать картину, как нечто серьезное уже не хотелось… Но обо всем по порядку.

В картине заложена очень интересная идея — как обуздать непомерно растущие запросы человечества, для которого нужна еда, вода, воздух, электричество и, как говорится, побольше мне, побольше. А что, если всех нас уменьшить раз так в 15? Значит, всего вышеперечисленного и еще много чего понадобиться каждому из нас в 15 раз меньше — и кислорода станет больше, и чистой воды, и овцы целее будут… Более того, миллионы в большом мире в маленьком станут миллиардами. Например, вы торгуете кубинскими сигарами по 45 долларов за штуку, а из нее для лилипутов получится скрутить таких аж 2000 сигарок и продать по доллару за штуку. Масштаб заработков впечатляет!

ЛЫСЫЙ И ОДИНОКИЙ ДЕЙМОН

В общем, на шикарную жизнь в маленьком рае на земле повелся недоучившийся на врача-ортопеда, простой менеджер Пол Сафранек, которого играет Мэтт Деймон. Точнее, вместе с женой Одри. И вот их уже готовят к миниатюризации — обривают налысо, в том числе и брови, вырывают зубы и все это под классическую музыку… И спустя несколько минут вместо крепких парней медсестры сгребают с каталок лопаткой будто оладки мужчинок ростом 12 см.

Очнувшись, Пол, помня об удаленных зубах, первым делом проверит не удалили ли ему мужское достоинство… И таки удалили, только не врачи, а жена, и не физически, а морально. В последний момент, ужаснувшись от вида себя лысой и безбровной, она решила остаться большой женщиной и попросила не расстраивать ее еще больше видом маленького мужа.

И вот он маленький один в маленьком мире таких же маленьких людей. А учитывая, что мини-людьми стали 3% населения Земли, колонии с такими человечками уже есть по всему миру. Лично Пол теперь живет в «Стране развлечений» в Америке. У него имеется крутейший дом, напичканный бытовой техникой, холодильник, затаренный едой, живущие по соседству матери-одиночки, желающие познакомиться, да и просто веселые тусовочные парни… Потрясающе выглядят кадры, когда Пол, вкусив с таблеткой ночную жизнь, переживает цветной экстаз, а еще бутон настоящей желтой розы в руках маленького человечка, а еще его фраза перед отрывом: «Я пошел снимать обувь…»

БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ МАЛЕНЬКОГО ЧЕЛОВЕКА

Но в маленький мир переселились и все проблемы из большого, начиная от личных — одиночество, нереализованность, до глобальных — мигранты, бедняки и тупые врачи… Поэтому неудивительно, что у одного из соседей Пола прибирается бригада вьетнамцев, среди которых даже знаменитая на весь мир диссидентка, но живущая в трущобах за пределами «Страны»… И как говорит его сосед Душан: «Богатые здесь станут еще богаче, а бедные просто малыми…» И тут становится понятно, что уменьшение — это лишь решение базовых потребностей человека, и то не всех и не для всех, остальное же будет преследовать тебя в любом мире и в любом размере, пока не начнешь сам уменьшать свои проблемы.

И вот ты весь на такой размышлительной волне, как вдруг: «А какой у нас был трах?» — «Что?». Да я аж на кресле подпрыгнула: «Что?» И потом в течение минуты это слово звучит больше десяти раз, заземляя и опошляя картину, в принципе с нормальным юмором по ходу ее движения… Окей, режиссер хотел, чтоб это звучало пожестче без всяких там «что значила та ночь любви между нами», ну почему хотя бы не «секс»?. Зачем это трах-тибидох было вставлять? Видимо, просто потому, что Александр Пэйн — американец, а у них юмор такой, но только вот на этом месте никто в зале не смеялся. Короче, социальной фантастики со вкусом драмы и иронии не получилось, а жаль…


Рецензия на фильм Уменьшение

Тоня – это Америка

Режиссер Крейг Гиллеспи от души поупражнялся в совершенствовании жанра мокьюментари, результатом чего стала умеренно черная и безмерно ироничная комедия- байопик «Я, Тоня».
Тоня Хардинг росла в семье, находящейся на самой грани бедности: мама-официантка (Элиссон Джанни, уже отмеченная за эту роль целым рядом престижных призов и – не исключено – в самое ближайшее время будет отмечена и «Оскаром»), не выпускающая изо рта сигарету и не упускающая возможности опрокинуть рюмку-другую любого алкоголя и любящий отец, который, впрочем, долго не выдержал и покинул семью. Мама тоже по своему любила Тоню, а посему ради обеспечения лучшего будущего для дочери отвела ее в четырехлетнем возрасте на каток и отдала в фигурное катание. Этому малышка Тоня не противилась, ибо фигурное катание было (по непонятным причинам) ее самой заветной мечтой. Эта страсть, с одной стороны, не могла не принести свои плоды, с другой же, сыграла с Тоней злую шутку: школу она забросила, так и не получив никакого образования, да и с эмоциональным взрослением девушки были проблемы, что и привело к тому, что она вышла замуж за первого же парня, который сказал ей, что она красивая. Если бы Тоня (да, стоит все-таки написать, что ее играет Марго «Харли Куинн» Робби) к чему (кроме регулярных побоев), это приведет, она бы наверняка крепко бы задумалась…
Собственно, сюжет ленты «Я, Тоня» достаточно хорошо известен зрителям определенного возраста, смотревших Олимпийские игры 1994-го года в Лиилехаммере: тогда инцидент с участием Тони Хардинг и ее подруги-соперницы Нэнси Кэрриган прогремела на весь все. Осознавая это Гиллеспи со своим сценаристом предлагают свою версию этих событий, или же точнее тех обстоятельств, которые к ним привели. И картинка, несмотря на весь юмор (пусть и черный) и иронию, получается достаточно жесткая и неприглядная: обыденное домашнее насилие (на первых порах после свадьбы Тоня принимает побои мужа потому, что «мать била и говорила, что любит») и непроходимая (едва ли не мультяшная) глупость огромного числа окружающих Тоню персонажей просто поражают. Опустим описание интерьеров традиционных для персонажей фильма жилищ (трудно судить, не имея собственного опыта в этой области), но в целом ситуация вырисовывается такая, что центральный персонаж (то есть Тоня), который в сознании американцев стоит в одном рядку с самыми страшными вилланами 90-х годов прошлого столетия, вызывает скорее симпатию, чем отторжение. В чем немалая заслуга Марго Робби, сыгравшей, пожалуй, лучшую в своей карьере роль, которой удалось практически невозможное – преодолеть свою врожденную красоту в пользу правдоподобности играемой героини.  


Рецензия на фильм Я, Тоня

Маленькі люди з великим серцем

Людині властиво фантазувати –«а що було б, якби?». Автори фільму «Зменшення» (Downsizing) – режисер Олександр Пейн, що, разом з Джимом Тейлором (доречі, давній партнер режисера у творчості), виступив автором сценарію – пофантазували на тему зменшення людей та тварин, можливості існування мініатюрного світу, суспільства, поряд з «великим», їх співіснування – втрат та перспектив.

Отже, в одному з норвезьких інститутів, доктор Йорген Асбьоргсен (Рольф Лассгард), відкриває технологію зменшення – через нескладну медичну процедуру, можна зменшити будь-який живий організм до майже мініатюрних масштабів. Спочатку «зменшується» колонія відчайдухів, а потім стає зрозуміло, що будь-який пересічна людина може дозволити собі «шикарне життя» у зменшеному вигляді – адже за їх скромні статки у зменшеному вигляді вони можуть вести життя мільйонерів. Цю процедуру вирішують зробити і Пол Сафранек зі своєю дружиною, Одрі, яка в останній час «передумала», — і її чоловік намагається знайти себе сам у новому «мініатюрному» світі. Там він знайомиться з дисиденткою Нгок Лан Тран, що втекла від переслідувань тоталітарного режиму, та дрібним авантюристом Душаном Мірковичем – та разом з ними буде намагатись знайти новий сенс життя.

Власне, історія «Зменшення» — це сатирична історія суспільства споживання, та протиріч, які в будь-якому випадку виникали і виникають. Спонукальним мотивом для зменшення основної маси не є бажання зменшити навантаження на планету, а лише перспектива споживати ще більше. Проте і сама технологія виявляється в чомусь підступною, оскільки як дізнаємось (на щастя, лише мимохідь)використовується і людьми з не досить гуманістичними планами. Завдяки самій людській природі, і саме утопічне «зменшене» життя розпадається на типове класове суспільство, і вже від нового поділу кожен шукає порятунок – а чи у бункер під землю, а чи як Пол – у гуманістичну місію допомоги найнезахищеним.

Настрій стрічки легкий і мінорний, автор іронізує щодо багатьох сучасних проблем людства, висновку, що єдиної панацеї нема, проте потрібно боротись за кожну миттєвість життя. Так само, автор приймає «зменшених» як вони є – з їх забобонами, часто егоїзмом, почуттями, що перетікають один в одне, або лише рівний настрій «споживати і споживати». Сюжет виглядає цільним, проте дещо затягнутим, проте автори змогли сказати все, що вважали за потрібне. Операторську роботу вирізняє високий рівень виконання, зменшуваний світ ми розумієм через умисно неправильні пропорції людей та предметів – і їх взаємодії з великим світом.

Метт Деймон втілив філософського героя, Пола, «зменшення» якого дозволило нарешті «відкрити себе», знайти баланс між радощами життя, альтруїзмом та новим коханням до Нгок Лан Тран (акторка Хонг Чо), — проте на перший погляд авантюрист Душан (Крістофер Вальц) допомагає героям розібратись в душевних пошуках. Герої другого плану втілюють ті ж самі, знайомі нам у великому світі соціальні прошарки суспільства, а сам факт втілення у «крихітному» світі робить ці переходи ще більш гротескними (пам’ятаєте, «Незнайка на Місяці»?)

Як підсумок. «Зменшення» — це в певному сенсі дещо іронічна, дещо сатирична стрічка, яка розглядає проблематику «суспільства споживання», людських стосунків в ньому — яка більш підійде до неквапливого, ліричного сприйняття – для широкого кола глядачів.


Рецензия на фильм Уменьшение

Дивный новый Пэйн

Американский режиссер Александр Пэйн, один из лидеров американского же артхаузного мэйнстрима, получил внушительный (для него бюджет) и снял едва не лучший (пусть и странный) свой фильм на данный момент под название «Уменьшение» (или же «Короче»).
Пол Сафранек (Мэтт Дэймон, нашедший с режиссером и персонажем много общего) практически пожертвовал нормальной жизнью и карьерой ради ухода за больной матерью. Когда же он наконец-то обрел свободу, жизнь уже умчалась вперед и ему пришлось довольствоваться тем, что осталось – милой (но не более) женушкой (Кристен Вииг), средней паршивости работой и обиталищем, соответствующим и жене, и работе. И так бы все это и тянулось, если бы не удивительное изобретение норвежских ученых, научившихся уменьшать человека ростом в 1 метр 80 сантиметров до размеров дюймовочки (ну почти).  И это дает невероятный эффект – любой человек, добровольно пошедший на уменьшение и переселение в специально созданные резервации (правда, невероятно роскошные), с относительно средним достатком становится едва ли не миллионером: ведь его жизнеобеспечение стоит дешевле пропорционально уменьшению его размера. Так Пол оказывается в «Земле удовольствий» в шикарной квартире с замечательными соседями, среди которых выделяется серб Душан (как всегда блистательный Кристоф Вальц). Но как и следовало ожидать, и в этом миниатюрном мире не все так радужно: и здесь есть классовое и социальное неравенство, свои хозяева жизни и свои изгои.
В общем-то, даже аннотацию к «Уменьшению» можно писать бесконечно, ведь Александр Пэйн и его сценарист Тэйлор умудрились затронуть в этом фильме бесчисленное количество тем и вопросов (причем, как правило, весьма острых и злободневных – и экологию, и социологию, и экономику, и отношение к инакому и пр.). Для этого им потребовалось по ходу дела сменить несколько жанровых форм: тут вам и антиутопия, и фэнтези, и научная фантастика и еще куча всего. Не обошлось и без массы культурных (кинематографических, литературных и многих других) реминисценций и цитат. Все это, безусловно, приведет к отторжению фильма целыми пластами зрителей, привыкших и в кино не отрываться от любимого девайса (думается, для них скоро будут снимать отдельное кино, не требующего внимания к большому экрану и произносимым с него диалогам), но также безусловно, что Пэйн, сняв «Уменьшение», доказал свою причастность к чрезвычайно немногочисленному отряду современных режиссеров, умеющих снимать умное кино для широкого (относительно) зрителя.


Рецензия на фильм Уменьшение

Невдалий «закос» під Гоголя

Фільми про життя простих українців минувшини – явище нечасте у кінематографі, навіть в українському, а вдалих кінострічок на дану тему взагалі дуже мало. І хоча спроби зрушити лід в даному напрямку робляться, більшість результатів залишають бажати кращого. На жаль, те саме можна сказати і про фільм «Казка про гроші».

Сюжет фільму розповідає про сільського мірошника Левка, який увесь час думає, як би збагатитися. І коли шинкаря Янкеля за здирництво викрадає єврейський чорт Хапун, Левко швидко викуповує його (Янкеля) шинок. Левко не знає, що Янкель з Хапуном побився об заклад: якщо наступний власник янкелевої корчми буде ще більшим здирником, то чорт забере душу того власника…

У цій історії відчувається певна схожість з сюжетами творів знаменитого Миколи Гоголя, точніше з «Вечорами на хуторі біля Диканьки». Однак, дана кінострічка знята за мотивами менш відомого твору Володимира Короленка «Йом-Кіпур, або Судний день». Доля фільму була вкрай нелегкою – проблеми з фінансуванням, неодноразові зміни режисерів, переписування сценарію. Результат вийшов відповідний – дебютна режисерська робота Олесі Моргунець-Ісаєнко відверто провальна.

Проблеми у фільму є практично у всьому. По-перше, дійству катастрофічно не вистачає динаміки і у рядового глядача фільм викликає бажання спати. Фільм іде 100 хвилин, але хоча б 20 хвилин треба було вирізати, щоб фільм став динамічнішим. Наприклад, глядачеві навіщось хвилин п’ять під сумну музику показують, як родина Янкеля йде з села. По-друге, очевидними є сюжетні діри: наприклад, чому Хапун полює на Левка, якщо раніше глядачеві повідомляли, що даний чорт полює лише на євреїв? Хоча це можна списати на закінчення фільму, яке більше схоже на явну лінь сценариста придумати щось оригінальне.

На додачу, у «Казці про гроші» немає ні атмосфери містики, ні, власне, казки. Ситуацію міг би виправити гумор, але вдалих жартів – кіт наплакав.

Говорячи про технічну сторону, даний фільм – один з тих випадків, коли творцям хочеться задати питання: а на що, власне, пішло 12 мільйонів гривень? Якщо взяти для порівняння фільм «Ілюзія страху», бюджет якого з урахуванням знецінення гривні, такий самий, як і в «Казки про гроші», то в останньому не видно ні спецефектів, ні прийнятної комп’ютерної графіки, ні грамотної операторської роботи, ні музики, яка б запам’ятовувалась. Фільм «Казка про гроші» знімався в Національному музеї народної архітектури та побуту України в Пирогові, так що проблем з підбором місць для натурних зйомок і побудови декорацій не було. В технічному плані «Казка про гроші» іноді поступається навіть серіалу «Століття Якова». Натяк зрозумілий?

З акторською роботою не все так погано. Харизматичний Андрій Ісаєнко, який прекрасно зіграв у «Кіборгах», в ролі Левка зробив усе що міг, щоб його персонаж був, як мінімум, цікавим. Дуже добре зі своїми ролями впоралися Олександр Кобзар в ролі Хапуна, Михайло Кукуюк в ролі Янкеля та Микола Боклан в ролі попа (або «батюшки», як його назвали в титрах). Правда, у них дуже мало екранного часу. Також можна похвалити фільм за красиве відтворення інтер’єрів українських хат. Та, на жаль, ці позитивні сторони не рятують фільм.

Дуже шкода, що українські кінематографісти продовжують давати маху. «Казка про гроші» — це черговий провал. І точно не останній.


Рецензия на фильм Сказка про деньги

«Смерть Сталина»: Не такие уж они и черные

В некотором экс-царстве, в некотором СССР-государстве, жил да был Генсек-отец Сталин. И было у него несколько верных товарищей – прислужник Маленков, расстрельщик Берия, снабженец Каганович, гонец «за поребрик» Молотов и шут Хрущев. Обсудив дела государственные-важные, сколько там головушек еще слетит с добрых молодцев и молодиц, собирались они трапезничать. Хрущев хохмил шутками-прибаутками, как бы спящему молодцу палец да в воду студеную засунуть, чтобы он обмочился, а друзья-товарищи, чтобы угодить папе тоже изгалялись – предлагали шоколадку в задний карман брюк засунуть и тогда все увидят, что не только обмочился, но и обшеколадился…

А Сталин в усы себе все хохотал, да Никитку нахваливал: "Ай да веселун. Ай да потешник, может меня рассмешить". А как не стало отца всея СССР, так Никитка такой всем оскал показал, что даже сам орденоносец Жуков ему комплимент сделал: «У тебя не просто железные яйца, а золотые». И помог с «хитросракой нышпоркой» Берией разобраться – и со зговором, и с расстрелом, и с поджогом… А Маленков пока себе чуб набриалинивал, да корсеты менял, став после смерти отца народов его первым наследником, не долго в троне сидел. Никитка и на него управу нашел…

Это я вам сказку рассказала, которая сейчас во всех кинотеатрах Украины идет. Только сказка-комедия эта под названием «Смерть Сталина» — недобрая, а черная, ну, по крайнем мере, ее создатели так говорят. Если верить википедии, то черная комедия – это когда шутят над мрачными темами – смертью, насилием, болезнями, уродствами…

СИЛА В РЕАЛИСТИЧНОСТИ

Здесь все это есть. И как соратники Сталина боятся испачкать свои брюки в мочу, если присядут на ковер, где вождь в луже лежит, и, как, справляя свои нужды хвастаются, кто из них в офицера прицеливается… струей. И даже больше: авторы фильма местами смогли вывести его на уровень политического триллера – с красивыми словесно-физическими разборками за власть. И такие переходы интриговали: когда ты ожидал циничный юмор, тебе давали драму и наоборот. Более того, как такового художественного вымысла здесь немного, в том плане, что фильм строго идет по реальным событиям и датам даже в деталях.

Например, если жену Молотова, Полину, арестовали как предательницу родины, а после смерти Сталина выпустили, то в фильме все это есть без искажений, как и обсуждение трагедии, когда в авиакатастрофе разбилась целая хоккейная команда ВВС, которой покровительствовал сын Сталина — Василий. И он лично, после уговоров тренера команды, дал добро на тот роковой полет…

Видимо, потому что реализма и драмы в фильме оказалось много, а черный юмор тоже часто воспринимался как реальный юмор членов президиума ЦК КПСС, то в зале во время показа картины никто не смеялся. Улыбку вызывали лишь отдельные фразы. Например, Хрущев, находясь в московской высотке, пытается промыть унитаз, а воды все нет. На что ему Молотов советует подождать, пока наберется. И тут Никита Сергеевич выдает: «Ну и квартиры понастроили». Жители хрущевок на этом моменте точно улыбнуться. Или, например, Берия про Хрущева: «Надо же, я могу заставить говорить любого человека, а Хрущева, уже сколько лет, не могу заставить заткнуться».

СЛАБОСТЬ В ПОШЛОСТИ

Но! Когда в этот триллер-комедию врывались такие моменты… Первые лица ЦК КПСС — в исполнении знаменитейших голливудских актеров — обсуждают каких-то «смокталок», мужские органы и не гнушаются мата… Впечатления сразу же смазывались. Это смотрится как откровенная пошлятина. А ее в этом фильме очень много, от чего, лично в моем понимании, киноработа обесценивается. Зато читая отзывы некоторых зрителей наткнулась на такую мысль: «Потрясает уровень свободы западных кинематографистов, которые так высказываются на такие темы».

Как так? Как товарищи плачут-ржут над умершим Сталиным, лежащем в луже, или, расстреливая «жиробаса» Берию, или, показывая Маршала Жукова, склонным к алкоголизму (на похоронах Сталина он говорит: «Пойду представлять Красную армию в буфете») и рэмбо-замашкам (когда из-под полы плаща он достает винтовки, чтобы расстрелять Берию, а потом просит зажигалку, что поджечь его). Так в чем свобода? В сценах насилия, но его и в наших криминальных боевиках хватает. Свобода в изложении мыслей? Ну, то есть матами? Или свобода в том, что рассказали, сколько человек было репрессировано и расстреляно. Так вроде этими страшными цифрами нас шокировали уже много лет назад…

ПАРОДИЯ НА ПРОТОТИПЫ И ДЕКОМУНИЗАЦИЮ

Отдельный вопрос у меня к кастинг-директору фильма. Ни один из актеров не похож на свой реальный прототип. Берия в фильме весьма увесист и больше похож на Горбачева, а вот от щек и второго подбородка Маленкова, наоборот, не осталось и следа. Круглолицый Хрущев здесь худолицый, да и сам Сталин… Ну разве что усами похож.

На фоне повальной декоммунизации в Украине забавно смотрятся серпы и молоты на красных знаменах и еще куча других атрибутов советской эпохи в течение почти двух часов. Можно, сказать, ну и ладно, главное, что советские лидеры показаны в негативном свете, точнее даже черном, ведь это черная комедия, как того требует закон о кинематографии, чтобы получить "прокатку".

Да только, если бы я была подростком и впервые увидела этого добродушно-улыбающегося усатого дядьку, я бы подумала: а че отличный мужик и друзья у него веселенькие, и с нормальной ориентацией – вон все время о бабах говорят. А Хрущев – красавчик – это ж надо так, столько под дурачка косил, а в итоге всех сам перекосил. А Жуков – ну вообще – реальный герой для подражания, на его ж груди при каждом шаге ордена звенят, как колокола. А Васька Сталин – тоже нормальный чел, и выпить любит, и пошутить. Даже в Берии на закате лет либерализм проснулся – вон распорядился всех «списочников» выпустить, так сказать амнистию по всей стране устроить.

Да нормальные, в общем, дядьки, можно сказать… И, знаете, очеловечивает их как раз юмор, пусть и черный. Так что может зря в России запретили комедию, боясь, что «Смерть Сталина» нанесет моральный урон населению «из-за сцен насилия и очернения истории». Не такие уж они там и черные… А урон – да, нанесет, но скорее пошлостью.


Рецензия на фильм Смерть Сталина

Игровая Молли

Известнейший (и один из лучших в Голливуде) сценарист Аарон Соркин дебютировал в режиссуре фильмом «Игра Молли», который самым убедительным образом демонстрирует оправданность сценаристкой репутации автора и его отличное знание правил и психологии покера. Вот только с традиционным месседжем, который по привычке ищешь в любом более или менее значимом произведении, у господина Соркина сложилось не самым удачным образом.
Молли Блум (Джессика Честейн) с детства отличалась незаурядными умственными способностями, а упорство и целеустремленность в ней развил ее отец-психолог (Кевин Костнер). Молли, несмотря на свои выдающиеся знания, стремилась на самом деле стать выдающейся спортсменкой в области лыжного фристайла (это когда при помощи трамплинов лыжники выделывают всякие фортели), но этому воспрепятствовала сначала физиология, а затем и травма. Казалось бы, самое время отправится в любой из самых престижных американских университетов, но нет – Молли решает уехать в Лос-Анджелес и постепенно втягивается в подпольный игровой бизнес (ну, не совсем подпольный – пока организаторы покерных турниров не берут процент от сумм ставок на столе и платят налоги, они не нарушают американские законы). Мало-помалу Молли организует лучший и самый гламурный мужской покерный салон и процветает, но тут вмешиваются обстоятельства и ей приходится переместиться в Нью-Йорк. Тут она, под давлением еще более серьезных обстоятельств Молли начинает нарушать федеральные законы и вообще катится по наклонной, что выражается в неумеренном приеме бодрящих наркотиков и прочих стимуляторов. Ясное дело, ничем хорошим это закончится не могло.
Повторимся: мастерство драматурга Аарон Соркин демонстрирует незаурядное, увлекательно рассказывая историю, насыщенную покерными реалиями, даже далеким от покера людям. Разве что насыщенность диалогами может создать определенный дискомфорт для зрителей, более привыкших полагаться на зрение. Подкрепляют эту увлекательность и мастеровитые актеры (кроме уже упомянутых, назовем еще Идриса Эльбу, играющего адвоката Молли). Единственное, чего не достает режиссерскому дебюту сценариста Соркина, так это отсутствие внятного авторского месседжа. Или же наоборот: этот месседж оказывается слишком простым и очевидным, что явно не соответствует масштабам (например, длительности в почти два с половиной часа) этого произведения. 


Рецензия на фильм Игра Молли

Смерть Сталіна на тлі Темних часів

Перше і головне. Я певен, що кіно про Сталіна має виглядати виключно так і не інакше.

Як саме? Із гумором, що перетинає всі межі, без жодної поваги чи сентиментів. Бо ж Сталін належить до того виключного типу Homo sapiens, котрий всіма своїми діями за життя цілком заслужив на посмертний глум. Так, підтверджую, над трупами Калігули, Муссоліні, Леніна, Гітлера або Сталіна корисно і нормально знущатись, принаймні метафізично – це єдина справедливість можлива щодо них тепер.

Що це взагалі таке?

Чорна політична комедія. За формою вона дуже схожа на кінематографічну серію Сімпсонів: події викладено аж надто швидко і гіпертрофовано, актори анітрохи не схожі на своїх історичних прототипів, а декорації і натура виконано до абсурду умовно.

Далі – спойлер!

Але тому, хто трохи знається на історії – це все пречудово відомо. Тож, на початку 1953-го у червоній імперії розгортається чергова хвиля терору. Окрім справи, за якою знищенню підлягають лікарі, «дєло врачєй», до смертних списків потрапляє і стара сталінська гвардія, зокрема товариш Молотов. Тож, коли раптом вождя бере серцевий напад і він опиняється на підлозі у калюжі власної сечі – тут ця чудова обставина висміюється хвилин 30 хронометражу – замість допомоги його приспішники ще над неохололою тушою починають карколомні перегони за владу.

Як це виглядає?

Садист і педофіл Берія, нарцис і недотепа Малінков, простуватий інтриган Хрущов, солдафон Жуков та інші поплічники кривавих сталінських злочинів у манері Монті Пайтену наче навіжені щури гризуться за володарювання, адже всі вони певні: той, хто в цій бійці програє – неодмінно і надто скоро сам перетвориться на небіжчика. А навколо ані на секунду не припиняються нічні рейди НКВДистів і розстріли. Розстрілюють тих, хто у списках. Розстрілюють випадкових перехожих. Розстрілюють тих, хто розстрілює. І багатьох-багатьох інших.

Та як вони сміють?! Не так все було!

Звісно, все було не так. Не так смішно. Не смішно взагалі…

Та саме так все і було.

Одкровення.

Років десять тому я прочитав книгу Едварда Родзинського Сталін. Зважаючи на весь непроходимий жах описаного, мене на диво постійно переслідувало бажання розреготатись. Такі самі відчуття я мав, наприклад, на Груші у січні 2014-го. У Війні і мирі Толстого це вкрай влучно характеризується, як «страшно і весело». Тож ще тоді, 2008-го мені спало на думку, що найкращим фільмом про Сталіна і сталінізм мала б стати саме чорна комедія. Адже лише тотальна десакралізація найбільшого у світі зла здатна зробити майбутнім поколінням щеплення від повторних рецидивів. Сміятися над тиранією – ось спосіб подолання тиранії. Кожен потенційний диктатор має знати, що по смерті над ним буде реготати все людство.

Як було на справді?

На диво, коли прибрати із стрічки Януччі сарказм і гіперболи, можна з певністю стверджувати, що саме цим кафкіанським кошмаром й були роки царювання Йосипа Джугашвілі. Усюдисущий страх. Суспільство позбавлене гідності і моралі. Зрада друзів, родичів, коханих. Одинаки романтики-самогубці. Потвори на чолі системи, в котрих страхом атрофовано навіть залишки людської подоби. І, так, нам не треба пірнати у вивчення документів чи хронік, достатньо вийти на вулицю. Озерніться навколо! Бачите хамство, зубожіння (DOH!), несмак, жлобство – все це спадок сталінізму. Спадок трьох десятиліть безперервного викорчовування свободи і достоїнства з кожної людини.

Чому фільм забороняють в Росії?

Бо Росія із Путіним та російським народом впевнено стали на шлях відбудови тієї потворної моделі існування своєї держави, і ніщо не має сіяти зерна вагань серед широких мас. Смерть Сталіна не може образити анікого (і точно не справжніх ветеранів другої світової), окрім прихильників тоталітаризму, нащадків вбивць і катів, котрі самі вже сьогодні ладні бути вбивцями і катами.

Чи йти у кіно?

Байдуже, чи подивитесь ви стрічку на широкому екрані або скачаєте в інтернеті, аби подивились.

БОНУС ДЛЯ КИЯН!

Майже всю натуру знято у Києві. За виключенням кількох стокових «откриточних» кадрів Кремля, Сталінської висотки і дачі. Кияни із легкістю впізнають у вулицях Москви 1950-х наш Поділ, у колонній залі – ВДНГ, у будівлі НКВС – офіс Кличка в КМДА, а в трибуні мавзолею Леніна (Oh, Shit!) – Маріїнський палац . І багато чого іншого.

Post Scriptum

Чи-то бо «совпадєніє», чи-то через «нє думаю», та паралельно Смерті Сталіна в кіно ще триває показ Темних Часів Джо Райта. І, повірте, ці два кінополотна наче спеціально створені, аби подивитися їх у тандемі. Обидві стрічки торкаються питань політики і окремих людей в політиці. Також в них йдеться про одну і ту саму добу – середину ХХ сторіччя – хоча і з двох, так би мовити, різних її кінців. Тож ви в свою чергу, матимете нагоду стояти ніби на узгір’ї і оглядати всю панораму: порівнювати, аналізувати, робити висновки. Захопливе видовище!

Кілька слів про фільм Райта

Його присвячено пекельно гарячим дням початку діяльності Вінстона Черчелля у травні 1940-го року на чолі уряду Британської Імперії. Протягом всієї цієї історичної драми феноменальний (і не менш феноменально загримований) Гарі Олдман у напрузі рівня добрячого трилера відтворює страшну складність прийняття державницьких рішень в години рокові.

Черчилль отримає найбажанішу у своєму житті посаду за безмежно кепських обставин: парламент до нього вкрай прохолодний, колеги по кабінету – ще гірше, король відверто недолюблює, а тим часом гітлерівський Рейх чи не щодня захоплює чергову країну в Європі. І британський прем’єр просто невідворотно мусить піти на поступки фашистській наволочі. Має начхати на свої погляди, свою совість, та благати миру у сильного і агресивного ворога. Він має піти на компроміс, має оганьбитися, має здатися… Візуально це все підкріплено щохвилинним згущенням темряви. Майже неосвітлена зала Вестмінстерського плацу, зашторені кабінети та спальні апартаментів Даунінг стріт, похмуре небо Лондона, похмурі королівський покої в Букінгемському палаці, тунелі бункерів та метро – все темніше і темніше, доки якоїсь миті Вінстон не лишається, немов на театральній сцені, єдиною білою плямою на тлі цілковитої чорноти. І навіть коли ти досить добре знаєш історичну канву, розумієш, що все кінець-кінцем для Черчелля розв’яжеться благополучно, під час сеансу ти просто не можеш йому на всі сто не співчувати.

Результат майже одночасного перегляду Смерті Сталіна і Темних Часів – усвідомлення фактичної майже фізично відчутної різниці між дріб’язковим тираном та справжнім державним діячом, між смердючим брудом диктатури та болісною чесністю демократії, між несвободою та свободую кінець-кінцем!

Тож, як фіналізуюча порада – подивіться обидва фільми, не пожалкуєте!

Post Post Scriptum

До вчорашньої заборони в Росії я майже завершив текст із назвою From Dusk Till Dawn або Із Заходу і до Сходу, щодо цих двох стрічок. І починав я із фільмам про Британію (бо ж за хронологією він у всьому – перший). Та все чогось мені бракувало, ніяк я не міг дістатися тієї ключової об’єднавчої нитки. Дякувати російським чиновника, вони таки спромоглася надати мені потрібне знаряддя! Мракобісна заборона фільму, котрий за всіма передумовами мали б зняти саме росіяни (аби вони встали на шлях одруження) – ось, що поєднує минуле із сьогоденням, і саме це так разюче відрізняє нас, європейців, від них.


Рецензия на фильм Смерть Сталина

Рубрики Блога
Последние комментарии
  • Загрузка...
Опрос блога

Интересуют обзоры

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Общая статистика Блога

Яндекс.Метрика